Новости KPRF.RU
"Мир! Труд! Май!". Призывы и лозунги ЦК КПРФ к Дню международной солидарности трудящихся 1 мая


Призывы и лозунги ЦК КПРФ к Дню международной солидарности трудящихся 1 мая. - Пролетарии ...

Задачи информационно-пропагандистской работы КПРФ в условиях современной гибридной войны


Выступление Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова на XIII (январском) 2021 года Пленуме ...

Геннадий Зюганов: Байден впервые признал, в чем США проигрывают Китаю


В США, спустя целых два месяца правления, Джо Байден провел первую ...

Дмитрий Новиков и Петр Симоненко приняли участие в программе Натальи Метлиной на телеканале «Звезда»


Заместитель Председателя ЦК КПРФ Дмитрий Новиков 19 апреля стал гостем программы ...

Москва. Заявление команды кандидатов в депутаты Государственной Думы от КПРФ


Заявление команды кандидатов в депутаты Государственной Думы от КПРФ. Г. Москва.   ...

Архивы публикаций
«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Баяндаевский район. Воспоминания и домыслы

C большим интересом взялся читать в «Восточно-Сибирской правде» очерк «Слово о моём отце» Натальи Переваловой-Витковской, посвящённый 90-летию со дня рождения председателя колхоза «Путь Ленина» Баяндаевского района А.В. Перевалова. Как-никак знакомы были многие годы, общались, беседовали. Безусловно, доброе слово отроков о своих старших близких – дело благородное, похвальное. Но отлитое в статьи, в речи перед микрофонами оно таит сюрпризы. Ну, с какой стати буду я, к примеру, давать неодномерный портрет своего родителя, а многомерный, хотя и уважаю очень, даже восхищаюсь им? Обязательно что-то останется «за кадром». И ничего худого в том нет.

Баяндаевский район. Воспоминания и домыслы

А.В. Перевалова я впервые увидел зимой 1967–1968 годов, когда он пришёл к нам на студию Усть-Ордынского окружного радио записываться для выступления. Выше среднего роста, в кожаном пальто, энергичный, подвижный, громкоголосый. Очень уверенный в себе, но не самоуверенный. Годами позже председатель Иркутского райисполкома М.Н. Слободчиков, который ранее работал в той же должности в Усольском районе, вспоминал:

- Бывало, проводим в его колхозе отчётно-выборное собрание. В президиуме я, начальник районной милиции и ещё кто-то. Заходит припоздавший и подвыпивший мужичок и на всю глотку: «Долой Сашку!». А там, в задних рядах милиционер. Хвать его за рукав: «Ну-ка, пошли!».

Тяжёлыми были 50-е годы, а для деревни особенно, и потому иным руководителям приходилось принимать жёсткие меры. И это свойство у Александра Васильевича в какой-то мере, очевидно, и сохранилось. Вот как вспоминал фотокорреспондент «Восточно-Сибирской правды» В.Я. Лысенко:

- Въезжаем в Васильевск, где находилась центральная усадьба колхоза, – рёв по всему селу. Смотрим: идёт Перевалов, рядом милиционер, председатель сельсовета и ещё кто-то. В руках у одного из них колун. Заходят во двор.

- Самогонный аппарат есть?!

- Да вы что?! – слышится удивлённый голос хозяина либо хозяйки.

- Ну-ка, показывай!

Без спроса в сени, в чулан и вскоре летит этот аппарат на улицу. Бах! - колуном по нему. Льётся бражка на землю.

При всей сложности характера, хаотичности взглядов, Александр Васильевич был одержим высокой идеей. Казалось, не столь важная деталь, но раньше, когда попадал в Васильевск, сам невольно подтягивался. На селе всегда чувствовалась какая-то аккуратность, присутствовала чистота, был порядок. Ну, если председатель распекал кого-то за сломанный штакетник у дома, за не покрашенные летом ставни или подломившуюся доску деревянного тротуара, то это только усиливало симпатии к председателю. Другое дело, откуда у него, выросшего в крестьянской семье в непростое время, потребность не только к порядку, но и к внешней красоте своих селений?

Его колхоз, конечно же, получал гораздо больше и предплужников, лемехов для пахоты, потому что ни в одном хозяйстве не было столько закаменелых полей. Чуть что –илетел то один режущий сегмент, то другой. Хотя Александр Васильевич каждый раз по завершении основных весенних полевых работ поднимал народ на сбор камней. Вроде бы и очистят массив, но приходила новая весна и, как утверждали местные специалисты, при потеплении мерзлота снова выдавливала из своего чрева камни. Но не опускались руки у людей, да и труд тот не был напрасным.

Вот что интересно. Стоило последнему руководителю предложить провести вечер памяти Александра Васильевича, как идея горячо была принята населением. Клуб заполнился до отказа. Начались воспоминания. Не обошлось, увы, и без ложек дёгтя. Кто-то из пожилых очень нехорошую историю начал рассказывать, и зал сразу загудел. Один из работавших над документальным фильмом «Хлеб белого поля» взялся рассказывать историю о том, что первый секретарь Иркутского обкома КПСС Н.В. Банников якобы давил на Перевалова, ставил какие-то условия в связи с возможным присвоением звания Героя Социалистического труда. Перевалов отказался и … остался без золотой звёздочки.

Увы, от странного объяснения непредставления Перевалова на высокое звание Героя не удержалась и «ВСП». Отправной точкой выбран год, когда труженики колхоза сумели вырвать хлеб у снега. Это был, скорее всего, 1975-й. 83 тыс. гектаров хлебов накрыло белым одеялом. «Путь Ленина» было едва ли не единственным хозяйством на той огромной пострадавшей территории, которое вырвало хлеб у снега.

Касаясь того события, «ВСП» в статье «Воспоминания об отце», утверждает: «Поползли по селу слухи, что будто бы сгноили то зерно (что молотили по снегу – авт.), а по весне к соседям поехали – семена просить». Строчились «бумаги в райком и обком партии с наветами и без подписи. И кто-то в инстанциях верил анонимкам. А потому и представление к званию Героя Социалистического труда где-то тормознули».

Поскольку газета и не намеревалась разобраться в том, как было на самом деле, то давайте послушаем тех, кто на самом деле «тормознул» представление. Говорит П.Я. Семёнов, руководивший в то время орготделом обкома КПСС:

- Это я предложил на заседании бюро обкома не представлять к званию Героя Социалистического труда Перевалова. У него были приписки по такому показателю, как продуктивность коров.

Суть дела в том, что, организовав так называемый нетелиный двор, Александр Васильевич не торопился переводить первотёлок в основное (коровье) стадо. То есть молоко получали от первотёлок, но вся дополнительная продукция переносилась на общее стадо без первотёлок. Поэтому надой от каждой из основного стада значительно возрастал. Сам такой факт к числу преступлений не отнесёшь – всё-таки продукция была, но с другой стороны, государство очень строго относилось к отчётности. Вот и попал Перевалов под такую статью.

Признаюсь, перечитывая статью, я так и не мог определить: где она говорит голосом Наташи Переваловой-Витковской, а где, покрывая всё, вступает хор «правщиков». Но в любом случае ответственность за неточности и ошибки несёт, прежде всего, редакция. А их здесь хватает. Например, центральная усадьба колхоза находилась в селе Васильевск, а не в деревне Васильевка, как указано в статье. Удивило утверждение, что именно колхоз «от райцентра к Васильевке дорогу с твёрдым покрытием отсыпал». Это же с ума надо сойти, чтобы строить такое. Ведь прямо через Баяндай (райцентр) проходит Якутский тракт. К нему как бы притягивались крупные сёла: Ользоны, Люры, Тургеневка, Покровка, Хогот, где и располагались центральные усадьбы соответствующих хозяйств. Васильевск в некотором отдалении находился, считается, в восьми километрах от нынешнего тракта. Так зачем же ему тянуть свою более чем десятикилометровую дорогу вдоль Якутского тракта до отворота на Васильевск? И второе. С какой стати колхоз будет тратить свои кровные на создание дорог районного значения?

Рассмешила и насторожила фраза: «… если поначалу журналисты, подчиняясь воле обкома партии, без охоты ехали в баяндаевскую глухомань за 240 километров (!) от Иркутска, то потом валом валили по собственной инициативе и не только из областного центра, но даже из-за границы». Надо же столько нагородить в одной фразе! Откуда, например, взялось столь большое расстояние от Иркутска до колхоза, превышающее реальное едва ли не вдвое? По поводу «воли обкома». Я с 1967 года в журналистике и, как правило, сам выбирал маршруты командировок, темы. Так же поступали и те коллеги, которые серьёзно работали в аграрной сфере. Мы не болтались в безвоздушном пространстве. Большую пищу давали пленумы райкома и обкома, партийно-хозяйственные активы, беседы с учёными и передовиками.

Что касается «валом повалили»… Да какой мог быть «вал журналистов», если средств массовой информации было тогда раз-два и обчёлся? Но брали мы тогда не числом, а качеством, содержанием. Я сравнивал «Восточку» сегодняшнюю и времён Брежнева – небо и земля. Потому и читали, тянулись к ней, в отличие от сегодняшней. А по поводу многочисленных поездок в колхоз «Путь Ленина», то, чего уж греха таить, Александр Васильевич сам настойчиво приглашал нас к себе. И правильно делал. Он и сам навещал «Востсибправду». То есть контакты были очень тесными, о чём нынешние правщики ни сном, ни духом не ведают. И потому в их правках случается та- кой полёт мысли… Вот ещё один из тех образцов.

«… Новость о том, как убирали хлеб с заснеженных полей, вмиг облетела всю область. Посмотреть на это чудо в колхоз съехалось районное и областное начальство, газетчики и радио- журналисты взахлёб рассказы- вали о трудовом подвиге селян и их председателе, даже доку- ментальный фильм сняли – «Хлеб холодного поля», – пишет современная «ВСП». Пишет и не знает, каким было, выражаясь современным языком, медийное поле того времени. Газета даже и не попыталась уточнить название фильма. Насколько я помню, «Хлеб холодного поля» – это небольшая книжечка тогдашнего заведующего сельхозотделом «ВСП» Александра Любославского, которая увидела свет году в 1978-м и была посвящена более широкому кругу вопросов, чем уборка после снегопада. Документальный же фильм, посвящённый той эпопее, называется «Хлеб белого поля».

Поймите правильно. Перевалов не нуждается в позолоте. Это сложная фигура, и сделанное им – выше всяких похвал. Но когда встречаются фразы типа «Но смогли же, сумели (в колхозе «Путь Ленина» - авт.) – в сложнейших условиях … собирать по осени до 40 ц зерна с гектара при средней урожайности по стране – 20–25 ц», то оторопь берёт. Сколько живу на иркутской земле, но не помню, чтобы даже самые лучшие колхозы и совхозы выходили на столь высокий уровень. Планка двух лучших баяндаевских колхозов-соперников: имени Чапаева и «Путь Ленина» – 18–20 центнеров. Ну, иногда чуть выше. И это считалось в то время прекрасным результатом. По РСФСР же в 70-80-е годы урожайность зерновых составляла чуть более 13 центнеров. Не богато, но, что было, то было.

Так и хочется предупредить: не бейте в колокола, не заглянув в святцы, то есть в российские статистические сборники. Но услышат ли они нас, если с полной уверенностью могут заявить вообще несусветное. Ну, например: после того, как был вырваны из под снега последние гектары колосовых, «план по сдаче зерна государству колхозом «Путь Ленина» был перевыполнен чуть не втрое». Сколько помню то время, то многие председатели и директора стремились придержать хлеб. «За невыполнение плана по продаже хлеба меня всего только раз поругают, а за молоко каждый день спрашивают», – признавался мне председатель колхоза В. Литвинцев из Осинского района, сообщая по секрету, почему он одно медленно созревающее хлебное поле скосил «на сенаж». А у Перевалова было 800 коров плюс молодняк, своих работников надо обеспечить зерном. Не надо забывать о том, что особенно хорошо стимулировалась продажа скота на убой, то есть производство мяса. А какие могут быть привесы без хлеба?

Горькую усмешку вызвало в статье-воспоминании «Слово о моём отце» и такое сообщение: Перевалов «раздражался наездами некоторых руководящих работников из области. Мало что понимая в колхозном труде, командовали они, что, где и в какие сроки сеять, какое поголовье крупного мелкого рогатого скота держать, когда морковь косить и силос окучивать».

В Иркутской области на тот период функционировало свыше 230 колхозов и совхозов. Чтобы все их посетить, разобраться в ситуации, и полгода не хватит. А когда заниматься остальными делами?

Снова запущен в оборот любимый и заезженный штамп «асфальтовых аграриев» и поседевших «демократов» об указаниях свыше, что, где и в какие сроки сеять. Сколько статей уже и после 1991 года написано мной по поводу сроков. Их устанавливали не обком и райком, их определяли учёные-иркутяне, передовая практика, собственный опыт хлеборобов. Для нас просто было истиной, что наиболее оптимальными сроками сева, например, пшеницы 15–23 мая, и ни в коем случае нельзя перешагивать за май. Только в Баяндае начинали сеять по приморозку, и никто его за руку не дёргал, потому что понимали специфику обделённого теплом района. Или взять обвинение по поводу указания, что и где сеять. Это же дурь несусветная. У нас в одном совхозе «Гороховский» Иркутского района было в то время 300 полей и полюшек и что, приезжал туда секретарь обкома и показывал агроному Ф.Е. Зуеву, где сеять пшеницу, где овёс? Какая чушь! А ведь в те годы различные культуры размещались на полутора миллионах гектаров. Введение севооборотов, освоение севооборотов – это альфа и омега агрономической деятельности. К разработке их порою привлекались институты, опытные станции, учёные.

Представляю, что случилось, если бы такая статья появилась в советское время, при Брежневе или Андропове. Редактор уже не был бы редактором, главному герою проходу не давали бы различные остряки, а сам Перевалов после очередного прочтения сказал бы: «Боже! Избавь меня от друзей таких, а с врагами я сам как-нибудь справлюсь». Но нам, живым, должно быть ясно одно: достойного человека поднимают до небес для того, чтобы уронить всё остальное.

Геннадий ПРУЦКОВ
«Приангарье», № 14-15, 2016
история, персоналии, пресса, общество

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########