Новости KPRF.RU
Дмитрий Новиков в эфире Первого канала: «Заигрывания с нацистами доведут Киев до катастрофы»


- Оправдание российскими либералами политики украинских властей выдаёт их симпатии к ...

"Мир! Труд! Май!". Призывы и лозунги ЦК КПРФ к Дню международной солидарности трудящихся 1 мая


Призывы и лозунги ЦК КПРФ к Дню международной солидарности трудящихся 1 мая. - Пролетарии ...

Задачи информационно-пропагандистской работы КПРФ в условиях современной гибридной войны


Выступление Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова на XIII (январском) 2021 года Пленуме ...

Геннадий Зюганов: Байден впервые признал, в чем США проигрывают Китаю


В США, спустя целых два месяца правления, Джо Байден провел первую ...

Программа «Темы дня» 19:00 (19.04.2021) на телеканале «Красная Линия»


Представляем программу «Темы дня» на телеканале «Красная Линия» ...

Архивы публикаций
«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
15 июл 16:47в области

Экономика: в Красноярском крае считают честно. А у нас?

Ухищрения правительства Иркутской области с целью скрыть экономический спад на территории региона от жителей Прибайкалья неоднократно становились предметом внимания для нашего агентства. А как обстоят в этом отношении дела у наших соседей-красноярцев? Иркутская область и Красноярский край сопоставимы по экономическим параметрам, а потому сравнивать их корректнее, чем, например, Иркутскую область и Республику Бурятия, или Иркутскую область и Забайкальский край.

Экономика: в Красноярском крае считают честно. А у нас?

Приводим лишь два, но весьма характерные информации пресс-службы правительства Красноярского края и одного из красноярских изданий. С первых же строк бросается в глаза более высокий уровень самокритичности руководителей Красноярья в сравнении с их коллегами из Прибайкалья. Факт экономического кризиса и падения промышленного производства там не подвергается сомнению. Чиновники, напрочь лишенные «проектной гигантомании», столь близкой главе правительства Иркутской области, деловито обсуждают причины спада и действия, необходимые для его преодоления.

Чем вызвана такая разница в подходах? По мнению иркутского экономиста и публициста Сергея Беспалова, ларчик открывается просто, а ключик хранится в сугубо политической сфере: «У красноярцев губернаторские выборы состоялись недавно, осенью 2014 года. И поэтому власть там называет вещи своими именами. А у нас выборы „на носу“, отсюда и другое поведение».

Итак, еще 30 апреля в правительстве Красноярского края подвели итоги социально-экономического развития региона за первый квартал 2015 года. Цитируем сайт краевого правительства:

«В Правительстве Красноярского края сегодня подвели итоги социально-экономического развития региона за первый квартал 2015 года. С докладом на эту тему выступил заместитель председателя Правительства, министр экономического развития и инвестиционной политики Виктор Зубарев.

По словам Виктор Зубарева, в целом обстановка в крае остается стабильной, отмечен рост по ряду отраслей экономики. Так, при индексе физического объема промышленного производства в 96,5 процента к январю-марту 2014 года (падение на 3,5 процента), объемы отгрузки товаров и услуг в регионе выросли в 1,4 раза (до 380 млрд рублей). Добыча природного газа увеличилась в два раза — до 2,6 млрд кубометров, из недр извлечено 5,5 млн тонн нефти. В энергетике снижение составило 6 процентов, что обусловлено маловодностью рек края в зимний период, где производится значительная доля электроэнергии края. Напротив, тепловые станции дали прирост в 3,5 процента.

В обрабатывающей промышленности рост зафиксирован в 5 из 14 видов производств: в текстильном и швейном (14 процентов), в обработке древесины и производстве изделий из дерева (0,9 процента), в целлюлозно-бумажном производстве, в издательской и полиграфической деятельности (20,5 процента), в производстве резиновых и пластмассовых изделий (2,3 процента), в производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования (8,4 процента).

В то же время снизились показатели в отрасли нефтепереработки — из-за ситуации на Ачинском НПЗ, в основных отраслях машиностроительного сектора — в связи с падением рынка специального и горного оборудования, недостатком оборотных средств.

В металлургии и производстве готовых металлических изделий индекс выпуска продукции составил 92,3 процента. Сократился выпуск металлов в связи с реализацией проекта экологической модернизации производства в Норильском промышленном районе. Одновременно на 5 процентов выросли объемы производства драгоценных металлов, прежде всего золота в слитках.

По итогам первого квартала наблюдается рост на 3,6 процента объемов работ в строительном комплексе Красноярского края, притом, что в среднем по России снижение почти на 5 процентов. В регионе введено 325,6 тыс. квадратных метров жилья (рост на 63,2 процента по сравнению с таким же периодом 2013 года)».

Кстати, по итогам 2014 года в Красноярье введено в эксплуатацию 1,2 млн м² жилья, или на 6 процентов больше, чем в 2013 году. А в Прибайкалье — 836 тыс. «квадратов», или на 14 с лишним процентов меньше, чем годом ранее. Обе тенденции в целом сохраняются и в 2015-м. И, опять же, Толоконский и Томенко открыто говорят об экономической рецессии, а у Ерощенко, видите ли, прирост! Где? Что? Откуда?

Добавим, что краевое правительство тут же официально признало, что рост объемов отгрузки товаров и производства услуг в 1,4 раза посчитан в абсолютном денежном выражении, то есть без учета роста цен и инфляции. И, тем не менее, даже навскидку видно, что ситуация у красноярцев не хуже, чем иркутян. Тем не менее, руководители края открыто признают наличие экономического спада, а правительство Сергея Ерощенко без устали трубит о подъеме.

Еще разительнее отличается атмосфера на заседании правительства Красноярского края, о котором рассказывает красноярский портал «Дела.Ру»:

«В Красноярском крае кризиса нет, но производство все равно снижается — таким оказался основной посыл доклада об экономической ситуации в регионе. Зарплаты и индексы падают, а представители власти, как будто не замечая этого, успокаивают: обстановка стабильная. Странный вывод возмутил премьер-министра Виктора Томенко (в Красноярском крае должности губернатора и главы краевого правительства разделены — Прим. ИА Альтаир), задавшего резонный вопрос: а что еще должно произойти, чтобы ситуацию признали нестабильной?

Правительство рассмотрело итоги социально-экономического развития края в первом квартале 2015 г. Основной докладчик и куратор темы экономики — вице-премьер, министр экономического развития и инвестполитики Виктор Зубарев — свое выступление начал традиционно с цифр. Индекс промпроизводства по итогам первого квартала сократился на 3,5 процента. Обвал, надо признать, серьезный, но докладчик, судя по всему, был полон оптимизма. В правительстве обещают исправиться.

«Первый квартал мы считаем непоказательным и эти тенденции намерены исправить», — отметил вице-премьер.

Уже после Зубарев удивил присутствующих фразой о том, что «снижение индекса промпроизводства в большей мере обусловлено не кризисными явлениями, а иными факторами».

Под «иными факторами» министр понимает закрытие никелевого завода в Норильске в рамках модернизации производства и, как следствие, снижение выпуска продукции, а также маловодность рек, вызвавшую сокращение выработки электроэнергии на ГЭС.

В целом падения нет только в сырьевом секторе. Добыча нефти не сокращается, добыча газа увеличилась в два раза.

В обрабатывающем секторе картина иная — из 14 видов производств лишь в пяти есть прирост. Индекс провалился на 8,1 процента.

Преуспели лесная отрасль и производители драгоценных металлов. Показатели просели в металлургии и металлообработке.

В производстве пищевых продуктов падение составило 16 процентов. И здесь основным фактором стало снижение выпуска пива на 76 процентов в связи с закрытием «Балтики-Пикры», утверждал Зубарев. Хотя вышедший после него к трибуне первый замминистра сельского хозяйства Александр Походин назвал совсем другую причину: падение спроса, снижение реальных доходов населения и недоступность кредитов. Зато эмбарго позволило производителям нарастить выпуск масла, сыра и колбасы.

В машиностроении ситуация неоднозначна. Производство там просело где-то на 11 процентов, а где-то сразу на 23 процента. Многие заказчики техники либо приостановили свои проекты, либо их свернули, признал министр промышленности Анатолий Цыкалов и высказал мнение, что к концу года объемы удастся восстановить. Проблем пока нет по электрооборудованию — выпуск продукции здесь, напротив, вырос.

В сельском хозяйстве — то пусто, то густо. Производство мяса птицы сократилось, зато вырос выпуск свинины, молока и яиц.

С инвестициями тоже не все ладно. Объем вложенных средств уменьшился на 15 процентов — до 22 млрд руб. за три месяца. Впрочем, если говорить о строительстве, то тут наблюдался лавинообразный рост. В первом квартале застройщики сдали жилья на 63 процента больше, чем в прошлом году.

Правда, такой всплеск может оказаться временным, так как отрасль еще не ощутила сокращения выдачи ипотеки. А процесс уже начался: объем выданных жилищных кредитов в крае снизился более чем на 20 процентов.

Что касается инфляции, то ее разогнал рост стоимости продуктов питания на 3–25 процентов. Особенно это коснулось овощей и импортозависимого продовольствия...

Цены уже бьют по карману: реальные зарплаты сократились, а объемы оборота в ретейле и сфере услуг уменьшились. Однако Зубарев был рад доложить, что при всех сложностях безработица выросла лишь на 0,2 процента.

«Я и мои коллеги считаем, что первый квартал мы прожили стабильно, — охарактеризовал обстановку в крае Зубарев. — Нет таких критических явлений ни по формальной занятости, ни по спаду объемов производства».

Такому выводу удивился председатель правительства Виктор Томенко.

«Зарплата падает, индекс промпроизводства падает. А что должно произойти, чтобы мы сказали: вот теперь ситуация нестабильная?! — недовольно обратился к подчиненным Томенко. — По всем содокладам информация такая: индекс промпроизводства 70–80 процентов. Я посмотрел внимательно и послушал. По объему отгруженных товаров индекс составляет 110–120 процентов. Это что означает? Остатки распродают, влияние цен или что-то еще?».

Однако ответа у министров не нашлось».

Смотрим еще один индикатор экономической активности. Объем погрузки грузов на Красноярской железной дороге в первом квартале 2015 года вырос на 7,3 процента по сравнению с таким же периодом 2014-го. А такой же показатель ВСЖД был в это время на 2,7 процента меньше, чем в январе-марте прошлого года, и только за период с января по май (5 месяцев) 2015-го несколько улучшился, но и теперь составив минус 0,6 процента к аналогичному времени 2014 года. И, опять же, в Красноярском крае — официально признанный спад, а в Иркутской области — оказывается, подъем!

Наконец, об электроэнергии. Ее производство в Красноярском крае за 6 месяцев, наверстав упущенное за январь-март, увеличилось на 3,5 процента в сравнении с первым полугодием 2014-го, а в Иркутской области — сократилось на 18,5 процента. Но еще красноречивее (каламбур в пользу Красноярска!) показатель потребления электроэнергии. В первой половине 2015 года оно сократилось в Иркутской области на 0,7 процента в сравнении с таким же периодом 2014 года, а в Красноярском крае — всего на 0,1 процента. Такое может быть только если ситуация в экономике Красноярья, как минимум, не хуже, чем в Прибайкалье. Но руководители соседнего региона, в который раз повторимся, говорят: у нас спад. А руководители Иркутской области твердят о подъеме.

А если объявленные министром экономического развития Прибайкалья Русланом Кимом 4,9 процента промышленного роста в январе–мае 2015 года принять за индекс промышленного производства, то есть абсолютный прирост в рублях, без учета индекса-дефлятора на 2015 года, установленного федеральным правительством на уровне 9,6 процента, то ситуация в экономике Иркутской области тоже несколько хуже, чем в Красноярском крае. Судите сами: вычитаем дефлятор из 4,9 процента прироста, получаем 4,7 процента спада. Или на процент с небольшим хуже, чем такой же показатель у красноярцев в первом квартале (падение на 3,5 процента). Однако у них объявлен спад и кризис, а у нас — подъем и прирост...

Кстати, начало у этой истории отчетливо проявилось еще 12 февраля. В этот день (так уж совпало) Сергей Ерощенко в Иркутске, а Виктор Толоконский в Красноярске выступили с ежегодным посланием региональному парламенту. Из-за синхронности выступлений разница между ними тем более бросилась в глаза. Доверительно-деловой, сдержанно-осторожный стиль Толоконского, честное признание, что в экономике кризис и нас ждут нелегкие времена, много конкретики, причем повседневной, будничной (по бюджету, налогам, малому бизнесу и т.д.), без мегапроектов и суперобещаний. И шапкозакидательское послание у Ерощенко — мол, у нас все хорошо, причин для беспокойства нет, регион на подъеме, областное правительство не допускает крупных ошибок; и как апофеоз — как говорится, всем сделаем красиво (хоть и в чуть других выражениях).

С тех пор власти Красноярского края и Иркутской области придерживаются 2 февральских тезисов». Правда, каждый регион — в своей редакции. Толоконский и Томенко свободно оперируют на публике реальными цифрами, а правительство Ерощенко умудрилось спрятать от населения даже сам факт экономического, промышленного спада. А там, где ложным является фундамент, дальнейшие рассуждения (о «светлом будущем», об «установке на добро») тоже не могут быть правдивыми. И хорошо, если жители Прибайкалья в своем большинстве как можно раньше осознают, что происходит в реальности, избавится от иллюзий и фантазий. Иначе, когда запустить болезнь, ее последствия будут губительными, а разочарование — безграничным.

Источник: «Альтаир»
экономика, Сибирь, чиновники, губернатор

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########