Новости KPRF.RU
Дмитрий Новиков: Годовщина Октябрьской революции – большой народный праздник!


7 ноября на пленарном заседании Государственной Думы от имени фракции КПРФ выступил ...

Программа «Темы дня» (11.11.2019) на телеканале «Красная Линия»


Представляем программу «Темы дня» на телеканале «Красная Линия» от 11 ноября 2019 ...

"Помогать людям и готовиться к очередным выборам!". О.А. Лебедев выступил на пленуме Рязанского обкома КПРФ


"Наращивать темпы работы, взаимодействовать с гражданскими активистами и общественными ...

11 ноября состоялось заседание Президиума ЦКРК КПРФ


11 ноября состоялось заседание Президиума ЦКРК КПРФ. Его провел Председатель ЦКРК КПРФ ...

Внимание! 11 ноября в 19:25 по московскому времени: игра МФК КПРФ – в прямом эфире федерального канала «МАТЧ ТВ»


Внимание! В 19:25 по московскому времени: игра МФК КПРФ – в прямом эфире федерального ...

Архивы публикаций
«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
16 окт 17:51в области / ВАЖНО

Сергей Левченко: Я заставляю работать и заставляю жить по закону

С некоторых пор губернатор Иркутской области Сергей Левченко стал одним из самых заметных и часто обсуждаемых в СМИ руководителей регионов. Эта «популярность» была связана и с ликвидацией последствий природных катастроф, и со слухами о досрочной отставке главы области. В эксклюзивном интервью «Аргументам недели» Сергей Георгиевич рассказал, в чем причина столь пристального внимания к его персоне, почему растет недовольство результатами выборов, и как достичь экономического процветания региона.

Сергей Левченко: Я заставляю работать и заставляю жить по закону

- Совершенно очевидно, что против Вас идет масштабная информационная компания, в которой как повод для критики используют стихийные бедствия в регионе. Информационную ковровую бомбардировку проводят именно государственные каналы – как федеральные, так и региональные. Как Вы оцениваете происходящее: кто, по – Вашему, за этим стоит, кому это выгодно?

- Мне кажется, что причины кроются в нашей работе. Я уже говорил о том, что мы заставили заплатить налоги тех, кто их не платил в соответствии с законами ни в областной бюджет, ни в муниципальный, ни в федеральный. В общей сложности, если говорить о лесном комплексе, в бюджет поступило свыше 15 миллиардов рублей. Вы понимаете, что за такую сумму можно многое сделать. В качестве примера я привел одну отрасль, а таких отраслей много. По сравнению с тем, что было, мы увеличили бюджет больше чем на 100 миллиардов в год. За счёт как раз тех компаний, тех конкретных людей, которые, благодаря тому, что мы с ними стали очень плотно работать, начали государству платить. За этой суммой в 100 миллиардов стоят люди, которые хотят вернуть ту вольницу, то мутное состояние, мутную водичку, в которой можно было вполне уходить от платежей государству. Они могут позволить себе нанять Ваших коллег, чтобы можно было дальше продолжать уклоняться. Я думаю, что все очень просто – кто-то за это платит, кто-то в этом заинтересован, а их интересы - достаточно прагматичны. Я же государству на федеральном уровне порядка 100 миллиардов в год прибавляю. И в областной и муниципальный бюджет стало поступать более 100 миллиардов добавок. Мне кажется, что в этом вся причина – я заставляю работать и заставляю жить по закону.

- На недавней пресс-конференции КПРФ мы увидели, как Вас поддерживает лидер партии и коммунисты-коллеги. Но это поддержка партийных структур, а какое отношение к Вам в регионах? К каким выводам можно прийти, сравнивая Ваш рейтинг в начале работы на посту губернатора, и сейчас?

- Мне трудно сказать в цифрах, но, если говорить об ощущениях или тенденциях, которые последнее время можно было почувствовать, то, конечно, такой массовый, агрессивный наезд со стороны многих компаний по всем центральным телеканалам, - до двухсот сюжетов в неделю, в том числе про мою жену, сына, про любое окружение, повлиял на мнение людей. Глупо было бы отрицать. Но у меня складывается ощущение, что это все стало вызывать у большого количества сибиряков не только раздражение, а и противодействие. Потому что усилия тех, кто хочет вернуть мутное положение дел, их желание навязать иркутянам свою точку зрения, перешло все границы, и я с каждым днем все больше и больше ощущаю поддержку людей. Они подходят и говорят: держитесь, мы видим, что это такое. Поэтому не надо считать людей совсем глупыми, бесхарактерными. Не надо думать, что их можно сломить, навязать им что-то, - сибирякам особенно. Попытки несправедливо опорочить вызывают у общества обратную реакцию, и я это вижу, чувствую.

- На влияние в регионах претендуют многие важные птицы. Поступают ли Вам в коридорах власти «дружеские» советы «спокойно заниматься собственными делами, не мешать работать «важным людям»?

- Нет, такого не было. Поступают предложения о дружбе, которая, в основном, понимается как предоставление льготных условий или природных ресурсов. Обычно я не отметаю такие предложения, а приглашаю сесть за стол переговоров, где объясняю, что, если вы что-то хотите от региона как от представителя государства, то в ответ вы должны сказать, что получит регион, его жители. Если такой спокойный, открытый разговор получается, то у нас есть возможность договориться. И я должен отметить, что немало крупных компаний идет на такой контакт, взаимодействие происходит, но есть и те, которые привыкли работать по-другому, и тут договориться не получается.

- В ельцинское время была такая крылатая фраза – «не так сели», а сейчас, когда наблюдаешь за тем, что происходит с мэром Ольхона, с министром лесного хозяйства, хочется эту фразу перефразировать – «не те сели». Идет суд над мэром Ольхона, многие люди выступают в его поддержку, ведь он построил дорогу – сделал полезное дело, но сейчас сидит. Другой человек тоже сделал серьезные вещи – провел большую работу, но вместо ордена он под следствием. Похоже, сложилась своеобразная система правосудия. Какова Ваша оценка этой ситуации?

- Я согласен с тем, что иногда решения разных правоохранительных органов, мягко говоря, вызывают вопросы. Во время пресс-конференции в Москве, я задавал риторические вопросы: кого не устраивает тот факт, что в 2 раза снизились незаконные рубки и что они продолжают снижаться? Кого не устраивает, что в 3 раза мы увеличили налоговые и в 7 раз - неналоговые поступления от лесного комплекса? Почему, когда выявляли совершенно астрономические, умопомрачительные цифры разного рода нарушений, ни к кому никаких мер не применяли? А как только мы начали наводить порядок – достаточно быстро и жестко, оказалось, что есть претензии к представителям министерства. Это меня удивляет и, к сожалению, порождает некоторые мысли и подозрения. Но я в этом плане - сдержанный оптимист. Конечно, сложно доказать свою правоту, когда против тебя действует машина, - это долго, трудно, тяжело. Но мне кажется, что те, кто хочет все вернуть, все равно проиграют, где бы они не работали – в правоохранительных структурах, в политических, административных. Проиграют, потому что люди уже задаются вопросом, а почему совершаются такие наезды при таких социально-экономических результатах, которых нигде больше нет в стране? Невозможно бесконечно заниматься обманом, какими-то подпольными делами, попытками подвести под какое-то нарушение и т.д. Есть такая фраза – «можно одного человека обманывать сколь угодно долго, весь народ можно обманывать короткое время, но весь народ долгое время обманывать нельзя».

- Да, это очевидно. Вы были в соседнем регионе, где проходили выборы, там тоже не обошлось без серьезных скандалов, как Вы оцениваете ситуацию с коллегой Мархаевым?

- На протяжении избирательной кампании и после 8 сентября по телефону я много раз общался с Вячеславом Михайловичем, но встретиться не удавалось. Я не буду оценивать саму кампанию, хотя и он, и другие товарищи из Бурятии мне рассказывали, что нарушений против него было очень много. К сожалению, сегодня реальность в России такова.

В день голосования наши наблюдатели, а также члены комиссии увидели нарушения, и мы потребовали пересчета голосов. Лишь на одном участке мы добились его проведения и по итогам выявили, что у Мархаева украли 20% голосов, а после этого все было остановлено. Я ему много раз советовал идти официальным путем – подавать в избирательную комиссию, в суд, подавать в ЦИК, обращаться к руководству партии. Я знаю, что члены Центризбиркома очень болезненно реагируют на такие вещи, так как стремятся показать, что нарушений у нас нет или почти нет. В итоге недовольство выразилось в уличных протестах подобно тому, что происходило в Москве и в других регионах. Дело даже не в конкретных личностях четырех кандидатов, которых не зарегистрировали, а в том, что людям уже надоели те вещи, которые творятся в период избирательной кампании. Мошенничество, привлечение административных ресурсов, которые никуда не пускают, - я же сам с этим сталкиваюсь. Последние тридцать лет, какие бы выборы не происходили, я все время вижу, что туда-то не пускают, здесь ограничивают, тут запрещают. Льется грязь на тебя абсолютно несправедливо, а если ты даже добьешься через суд извинений, то кому это уже интересно?

Население крайне недовольно тем, как проходят выборы. В Улан-Удэ такое большое количество людей собралось на центральной площади не только для того, чтобы поддержать Мархаева, хотя, конечно, его очень многие поддерживают, он авторитетный человек в республике, но и для того, чтобы выразить недовольство самой системой выборов. Я думаю, что если какой-либо серьезной реакции на эти возмущения не последует, то в следующих выборах, какие бы они не были, представителям власти придется очень сложно, как бы они не маскировались под самовыдвиженцев и под другие партии. Люди разберутся, и выиграет кто угодно – хоть пенсионер, хоть домохозяйка. Они сжимают эту пружину, и это неправильно.

- Сейчас создана комиссия, которая утверждает, что те беспорядки, которые происходят в стране, профинансированы Госдепом США.

- Я, с одной стороны, принципиально не исключаю таких вещей. Мы взрослые люди и понимаем, что это возможно. Но, если мы будем все упрощать, объясняя беспорядки только этим, мы будем сильно заблуждаться. Позиция «американцы виноваты, а все у нас хорошо» приведет, к сожалению, к серьезным последствиям.

- Когда Вас избирали губернатором, поддержка Иркутска была одним из важных факторов победы. Сейчас как с Иркутской городской Думой, так и с мэром города есть большие разногласия и конфликтные ситуации. Как Вы можете объяснить такой парадокс?

- Во-первых, Дума сменилась 8 числа. Прежняя Дума была достаточно своеобразной, когда я стал губернатором, внутри нее уже серьезно бурлило. Депутаты выступали против действующего мэра, и чуть ли не половина или даже больше обращались ко мне. Я помогал и помогаю городу с финансами так, как никто из губернаторов никогда не помогал. Например, я пришел в 2015-м году и успел до конца года добавить финансов Иркутску, а в прошлом году выделил городу 10,1 млрд. руб., что в два раза больше. Если какие-то разногласия между Думой и мэром возникали, я старался иркутян экономически поддерживать. Но есть разные точки зрения: мэр считает, что должен быть один приоритет, а депутаты – совсем другой. Мне видится, что и то, и другое – важно, поэтому, я помогал.

Сегодня состав Думы очень пестрый, там нет монополизма, поэтому сказать, что сложились какие-то отношения с городской Думой, я не могу. Я даю им возможность распределиться по видам деятельности и по комиссиям, чтобы они вникли в положение дел в каждом из направлений, и тогда я их обязательно приглашу. Я готов работать с ними без предубеждений. Да и с прежним составом я не конфликтовал, наоборот, помогал городу так, как никто не помогал. Что касается отношений с мэром, то у нас было несколько сложных вопросов, на которые мы находили разные ответы. Они касались, в основном, бюджета, и я во многом старался учитывать его мнение. Еще ни разу не было, чтобы мы встретились, не нашли общего языка и разошлись.

Я не считаю, что существует какой-то конфликт между руководством – как в прошлом, так и сегодня. Есть затянувшийся нерешенный вопрос относительно избрания мэра. Я говорил еще до выборов, что надо избирать его прямым голосованием. Раньше категорически это не принимали, и сегодня мэра Бердникова избрали по другой системе. Тогда представители областной «Единой России», взяли и поменяли закон и Устав, несмотря на наши возражения. Сегодня они пытаются, чтобы люди это забыли, но я в этом плане последователен. Хотя в Законодательном собрании в этом созыве не приняли этот закон, я буду продолжать настаивать на своем, и думаю, что добьюсь прямых выборов.

- По поводу налогообложения в России. Куча денег из регионов идет в Москву, а возвращается потом гораздо меньше, и тропы возврата этих денег очень кривые. Мы визуально это видим: Сибирь, Дальний Восток пустеет, а вокруг Москвы растут новые кварталы. Может быть, стоит предложить налоговую реформу, которая позволит перевернуть эту ситуацию во имя стратегического развития всей страны, а не только центра? Такие предложения есть?

- Я согласен, предложения есть, и даже не только предложения, а наработанные варианты этой системы на уровне региона и муниципалитета. Уже несколько лет подряд увеличивается доля тех средств, которые я выделяю для муниципалитетов: было 40 миллиардов в 2015 году, причем, 10 из них я добавил, а в этом году – 75 с лишним, и думаю, что в оставшиеся два с половиной месяца еще будут добавки. То есть, мы увеличили финансирование в два раза. Но мы не просто даём деньги, мы создаем систему, которая бы стимулировала людей. Тот налог, который может идти и в область, и в город, не уходит в федерацию. Я последовательно увеличил до 30-50% ту долю, которая остается в городе. Значит, если ты миллион заработал, 500 тысяч остается у тебя. Это - мотивация, стимул, это гарантированно, а не так, как сегодня между субъектом и федерацией происходит, когда ты сколько угодно предоставляешь, а потом выделяется какая-то общая сумма на всю Россию, вроде как для стимулирования. Но эта сумма абсолютно ни к чему не привязана, она такая – эмоциональная, как я бы сказал, и делится в зависимости от того, кто больше дал. Я говорил, что мы добавили 180 миллиардов в федеральный бюджет, то есть не только себе; за счёт того, что я увеличил, можно полностью напитать бюджет четырех - шести субъектов РФ. И что же я в ответ получил? 700 миллионов – это 0,3%, и то через какие-то ходы, которые абсолютно непредсказуемые.

А у нас такая система – заплатил, и пожалуйста, правда, не все мэры умеют работать. Но ведь в том и дело, чтобы к власти приходили люди, которые умеют зарабатывать, умеют работать со всеми предпринимателями и им помогать. Это очень непросто, но у нас есть не только предложения, а уже наработанная система. Она отражена в нашей пятилетке: мы посчитали, сколько собственных доходов может зарабатывать каждый муниципалитет, и целенаправленно занялись разработкой системы стимулирования. Я неоднократно выступал по этому поводу, дискутировал с членами правительства, и один раз мне было сказано, что я про какое-то другое государство говорю. Возможно, они и правы.

- На весну перенесен Байкальский экологический форум – это должно быть такое большое, масштабное событие, посвященное проблеме сохранения ресурсов Байкала. Что Вы ждете от этого мероприятия, в чем его задача?

- Честно говоря, я не ожидал, что будет такой отклик на эту инициативу, как в России, так и за рубежом. В ассоциацию озерных регионов, которую мы создали во время первого форума, сегодня входит уже больше 30 стран, где есть внутренние водные ресурсы. За время её работы я столкнулся с таким массивом вопросов и проблем, получил такой огромный опыт их решения, что этот опыт можно распространить и получить эффективные результаты по проблеме экологии воды. С точки зрения наработанного опыта озерных регионов, ассоциации будет, что рассказать на форуме.

С другой стороны, это возможность при помощи воды сосредоточить практически все области хозяйствования экономики. Отношение к воде – это традиции, это культурный код каждой нации и отдельного человека. У нас есть такая фишка – экопоколение. Я увидел, как прониклись преподаватели, дети, родители, разные общественные организации – это пошло в народ. Идея проста - «чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят». Надо, чтобы молодое поколение это восприняло, тогда у нас проблемы экологии снизятся на 90%.

Когда ко мне приходит человек из органов власти и говорит, что ко мне есть обращение жителей поселка с просьбой выделить деньги на ликвидацию незаконной свалки в этом поселке, я спрашиваю: эту свалку сделали жители других поселков? Оказывается, нет. Понимаешь, что люди сначала намусорили, а теперь возмущаются, просят у губернатора 20 миллионов на то, чтобы все убрать. Меня радует, когда мне рассказывают, как работает экологический патруль где-нибудь на берегу Байкала. Вот идет здоровенный дядя, бросает мусор, а к нему подходит маленькая девочка с косичками, дергает его и говорит: «Дядя, подними, не мусори». И в 90% случаев дяди краснеют и поднимают. Ради этого стоит проводить форум.

Источник: «Аргументы недели»
Левченко, губернатор Иркутской области, интервью

2 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########