Новости KPRF.RU
Призывы и лозунги ЦК КПРФ к 22 июня - Дню памяти и скорби, началу Великой Отечественной войны (1941-1945 гг)


Публикуем призывы и лозунги ЦК КПРФ к 22 июня - Дню памяти и скорби, началу Великой ...

Дмитрий Новиков на телеканале «Звезда» об антинациональной сути молдавской власти и праве народа сказать своё слово


Завлекая народ словами о «европейском выборе», режим Майи Санду хочет ...

О задачах КПРФ по сплочению антифашистских сил в борьбе с империализмом, реакцией и военной угрозой


Доклад Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова на Пленуме Центрального Комитета партии. ...

Коммунисты Приамурья провели пленум


В минувшую субботу, 15 июня, в Благовещенске состоялся ХII совместный Пленум Амурского ...

Подмосковные коммунисты в рабочем строю


Ежедневная работа подмосковных коммунистов нацелена на результат. В своей деятельности ...

Архивы публикаций
«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
19 май 11:43в области

Пятьдесят три дня Николая Берзарина

На здании бывшего училища красных командиров в Иркутске, на улице Пятой Армии, есть мемориальная доска, посвящённая Николаю Эрастовичу Берзарину – генерал-полковнику, Герою Советского Союза, первому советскому коменданту Берлина. Нашим читателям наверняка будет интересен очерк о нём, недавно опубликованный в газете «Советская Россия».

Пятьдесят три дня Николая Берзарина

***
30 апреля 1945 года под натиском советских войск пал Берлин. Первым комендантом поверженной столицы рейха был назначен генерал Николай Берзарин. За 53 дня он спас жителей города от гибели.

Этот генерал не был в числе 11 советских военачальников, награжденных орденом Победы за Победу в Великой Отечественной войне. Не был маршалом или командующим фронтом. Был просто командующим армией, и неплохим, однако в историю славное имя свое вписал совсем другим. Точнее, после Победы, ибо никому и никогда уже не выпадет в 53 дня спасти полностью поверженный, разрушенный Берлин, а советский генерал-полковник Николай Эрастович Берзарин смог это. Сделал! Не один, конечно, но своим выдающимся руководством. С 24 апреля по 15 июня 1945 года, ибо отпущен ему был всего 41 год.

А родился 1 апреля 1904 года в Санкт-Петербурге, в семье рабочего и швеи. 14 октября 1918-го, в 14 лет, вступил в Красную армию, прошел с ней всю Гражданскую войну, закончил командиром взвода. Выбрал себе военное будущее, в 1926 году вступил в ВКП(б), с 1927-го в Сибирском военном округе командовал взводом, с 1931 года – ротой. С февраля 1935 года – командир уже стрелкового полка, с июня 1937-го – полковник, в июле–августе 1938 года с 32-й стрелковой дивизией участвовал в боях у озера Хасан, за что был награжден орденом Красного Знамени. С декабря 1938 года, в звании уже комбрига, командовал 59-м стрелковым корпусом, с июля 1940-го – генерал-майор, заместитель командующего 1-й Краснознаменной армией Дальневосточного фронта.

С декабря 1941 года – командующий 34-й армией Северо-Западного фронта; в феврале 1942 -го был награжден орденом Красной Звезды. В марте 1943 года был тяжело ранен под Вязьмой, до августа 1943-го находился в военном госпитале. В звании уже генерал-лейтенанта награжден орденом Суворова первой степени, с сентября 1943-го – командующий 39-й армией на Западном, Калининском и 1-м Прибалтийском фронтах. Награжден орденом Кутузова первой степени, участвовал в зимних наступательных боях 1943–1944 года в Витебской операции. С 30 мая 1944-го – командующий 5-й ударной армией 3-го Украинского фронта, отличился в Ясско-Кишиневской операции (его армия освободила Кишинев), награжден орденом Богдана Хмельницкого первой степени. С октября 1944 г. 5-я ударная вошла в состав 1-го Белорусского фронта, в Висло-Одерской операции прорвала немецкую оборону и обеспечила ввод в прорыв ударной группировки фронта – 2-й гвардейской танковой армии. В ноябре 1944 года Берзарин награжден вторым орденом Красного Знамени. Далее армия участвовала в операции по удержанию и расширению плацдарма в районе Кюстрина.

И наконец – Берлинская операция. На подступах к Берлину армия Берзарина наступала в составе главной ударной группировки фронта, в штурме ей была поручена боевая задача особой важности: овладеть районом правительственных кварталов, расположенных в центре города, в том числе имперской канцелярией, где находилась ставка Гитлера. В апреле 1945-го командующему присваивается звание Героя Советского Союза, в звании уже генерал-полковника.

Ударная армия Берзарина 21 апреля вошла в берлинский район Марцан. Идут еще ожесточенные бои, но Берлин уже скоро будет взят полностью, и Советское руководство уже начинает решать: как обеспечить жизнь в разгромленной столице Германии? На Ялтинской, в феврале 1945 года, конференции «Большой тройки», решено было, что брать весь Большой Берлин будет только Красная армия, город полностью на какое-то время войдет в советскую зону оккупации. И только потом, условно, через два месяца, когда все в нем «успокоится», в «свои» зоны войдут и союзники.

Так, а что сейчас? И вот, поскольку именно 5-я Ударная армия Н. Берзарина брала здания гестапо, имперского министерства авиации и рейхсканцелярию, советское командование, учитывая и особо незаурядные хозяйственные способности командарма, именно его 24 апреля и назначило первым советским комендантом и начальником советского гарнизона в Берлине. Отсчет 53 дней советского коменданта Н. Берзарина пошел, город еще не был освобожден, как и он – от должности командующего армией (это были два разноплановых направления деятельности), и 28 апреля был опубликован первый, подписанный Берзариным Приказ №1 «О переходе всей полноты власти в Берлине в руки советской военной комендатуры». Еще не был взят рейхстаг, но городская комендатура разместилась в районе Лихтенберг (Lichtenberg), штаб-квартира советского гарнизона – в районе Карлсхорст (Karlshorst).

И комендант Берзарин, внимательно разобравшись с картой довоенного еще города, с учетом относительно приемлемых для того мест создал еще и сеть комендатур по организации снабжения и вылавливанию мародеров – по районам. Через эти комендатуры, в первую очередь, надо было выдать немецкому гражданскому населению из фронтовых запасов почти 100 тыс. тонн крупы, 6 млн тонн муки и зерна. Берзарин сумел найти и организовать работу 1200 грузовиков, которые в любое время суток могли развезти продовольствие населению. Кроме того, так случилось, что в первый же день работы окончательно встала последняя действующая электростанция в Шарлоттенбурге, в городе встало все: водопровод, канализация, средства связи, транспорт, снабжение газом. В ту же ночь Берзарин отправил советских специалистов на поврежденную электростанцию, к утру она частично заработала; затем, невзирая на бои, ведущиеся в окрестностях, ремонт был завершен окончательно, а 1 мая заработала еще электростанция в Штеглице.

Так Берзарин принял под свое «командование» целый город, руководил жизнью оставшихся в нем, а что Берлин 30 апреля из себя представлял? Из общего числа строений и домов 80% было разрушено, на улицах лежали руины зданий, и множество непогребенных тел. Были разрушены водопровод и канализация. Еды централизованно не подвозили больше двух недель, воду брали из реки Шпрее, в которую сбрасывалось все, – и начался тиф. В таких условиях комендант Берзарин принял на себя всю ответственность за административную и политическую власть в городе, Главная задача была как-то спасти от голода сотни тысяч людей. Обеспечение продовольствием, особенно в самые первые дни мира, шло из довольствия, приходившегося на Красную армию, а также из других советских источников, причем часть его доставлялась прямо из СССР. А касательно самих берлинцев 2 мая, спустя два дня после капитуляции Берлина, комендант издал свой Приказ №2, где требовалось все коммунальные предприятия… все продовольственные магазины и хлебопекарни должны (незамедлительно!) возобновить свою работу… В течение 24 часов (то есть за сутки!) зарегистрировать все имеющиеся запасы продовольствия, чтобы изначально пресечь спекуляцию, продовольствия отпускать не более как на пять-семь дней.

Уже с первых часов мирной жизни стал оперативно проводиться учет населения: прежде всего регистрировавшихся для работы, а также стариков и женщин с детьми. Согласно приказу Берзарина на все это отводилось – для разных категорий населения – от 48 до 72 часов. Всем учтенным устанавливалось гарантированное нормированное продовольственное обеспечение, хотя нормы выдачи продуктов по карточкам низшей категории были еще далеко недостаточными. Зарегистрированные берлинцы получали в день: картофеля – 300 г, хлеба (в зависимости от категории) – от 600 до 300 г, мяса – от 80 до 20 г, сахара – от 30 до 15 г. Кроме того, согласно приказу: «Работу… кино, театров… отправление религиозных обрядов, работу ресторанов… разрешается производить до 21:00. Населению города запрещается выходить из домов и появляться на улицах… с 22:00 вечера до 8:00 утра».

Однако было и совершенно ясно, что усилиями одной только советской военной администрации все проблемы городской жизни решить невозможно, и Берзарин сразу же привлекает к восстановлению и налаживанию жизни в Берлине – из антифашистов, самих немцев. Более того, восстанавливает муниципальную власть, а на кого было опереться? Из тысяч коммунистов, социал-демократов и других антифашистов, только-только освобожденных из фашистских концлагерей и тюрем – назначались на руководящие должности, им доверялись проверки таких назначений, расстановка кадров, контроль за ними, и т.д. Из таких – наиболее деловых, сознательных, компетентных и авторитетных – и был уже в начале мая образован Берлинский (а город огромен) муниципалитет, который разместился в уцелевшем здании бывшей страховой компании неподалеку от Александерплац. В состав муниципалитета входили 17 человек, и по их числу, по функциональным назначениям, было образовано 16 разноплановых отделов.

В том числе, по формированию городской полиции. Отбор осуществлялся особенно тщательно, но полицейским все равно не разрешалось носить огнестрельное оружие, а только дубинки.

С 8 мая началась организованная выдача карточек на продовольствие: соль, сахар, чай, жиры, мясо и картошку. Для детей и тех, кто работал физически, продовольствия выдавали в два раза больше, чем для рядовых.

Советская администрация, кроме того, напрямую обратилась к немецким крестьянам, чтобы те выращивали и везли в город как можно больше, наладили работу хлебопекарен, из деревни были доставлены коровы, чтобы могли работать молочные кухни. Так стали задействовать людей еще и на каких-то работах, на что администрация Берзарина безвозмездно передала Берлину 25 млн. марок. И так продовольственная проблема в городе стала постепенно решаться.

Однако после падения Берлина практически для всего его населения работы, естественно, никакой не было. Поэтому те, кто мог, и было где, должны были незамедлительно вернуться к своим обычным занятиям (хлебопекарни, коммунальные службы, транспорт, магазины, рестораны и т.д.), пройдя при этом в течение 48 часов регистрацию. Все же остальное население, кроме стариков и женщин с малыми детьми, было мобилизовано на работу по расчистке города, мужчины выполняли «тяжелую работу»: ремонтировали мосты, демонтировали, или, наоборот, частично восстанавливали развалины зданий; женщины – убирали щебень, складывать в кучи миллиарды кирпичей и хоронили тысячи погибших. Причем комендант Берзарин не выводил людей на работы насильно, он просто увеличивал вдвое нормы питания тем берлинцам (мужчинам и женщинам), которые готовы были выйти на расчистку своего города от завалов. Участвующим в работах женщинам дополнительно начали давать жилье. Поскольку они начали работать, для детей создали сеть детских садов и яслей.

Для вывоза мусора и проведения восстановительных работ Красная армия предоставила Берлину тысячи грузовиков. Руководители бригад, советские офицеры, что называется, «вкалывали» не меньше немцев, кроме того, под руководством прибывших из СССР инженеров и специалистов проводился демонтаж немецких предприятий. Серьезную проблему представляло и медицинское обслуживание: многие врачи были мобилизованы, в Берлине только в специальных госпиталях находилось 40 тыс. раненых немцев. Чтобы найти врачей, Берзарин приказал освободить пленных врачей, открылись все медицинские учреждения, включая роддом. Позаботился Комендант также и о культурной жизни, организацией работы берлинского радиовещания активно занималась организация АНТИФА, Центром музыкальной жизни стал радиоцентр, здесь выступал оркестр немецкой оперы под управлением Людвига. Через неделю работали театры и кино, в которых показывались советские фильмы. Издавалась бесплатная газета на немецком языке, открылись отделения почт, одно из постановлений о сохранности культурных ценностей – об охране музея И.В. Гете.

Жизнь в Берлине постепенно налаживалась, оживала. Если в начале мая ходило всего несколько трамваев и действовали одна-две линии метро, то к его концу организационными усилиями Берзарина восстановились уже многие трамвайные линии, в метрополитене действовали пять линий протяженностью 61 км, из 57 почти полностью разрушенных станций 52 были восстановлены. Работали водопровод, канализация, городская электросеть, восстановили также телефонную связь, газовую сеть, к концу мая немецкие дети пошли в школы, проводились соревнования спортсменов. Комендант Берзарин держал под своим контролем весь этот невероятный объем военных и гражданских дел, 15 июня, через 53 дня своего руководства, провел даже международную пресс-конференцию по планам еще и дальнейшего возрождения Берлина.

Однако на следующий, свой последний день комендантства, 16 июня 1945 года, всего на 42-м году жизни, Николай Эрастович Берзарин закончил свой славный жизненный путь в автокатастрофе. В девятом часу утра, выехав с ординарцем из комендатуры на мотоцикле с коляской в сторону штаба, на перекрестке Шлоссштрассе и Вильгельмштрассе (ныне – Ам-Тирпарк и Альфред-Ковальке-Штрассе) случилась трагедия, и оба погибли. Проводить в последний путь своего первого коменданта пришли около тысячи представителей гражданского населения города, похоронен он в Москве, на Новодевичьем кладбище, но Большой Берлин им был спасен, жизнь столице возвращена.

Новым советским комендантом, теперь уже советской оккупационной зоны, в тот же день, 16 июня, был назначен генерал-полковник, Герой Советского Союза Александр Васильевич Горбатов. А с 1 июля 1945 года на все, что называется, Берзариным для них уже «подготовленное», в «свои» оккупационные сектора стали прибывать американцы, англичане, французы.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ
Источник: «Советская Россия»
история, герои

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
САЙТЫ
Личный кабинет
#########