Новости KPRF.RU
17 марта состоится онлайн-форум СКП – КПСС «За Советский Союз!», приуроченный к 30-летию Всесоюзного референдума о сохранении СССР


17 марта 2021 года в 11:00 состоится онлайн-форум Союза Коммунистических Партий – ...

В.И. Кашин: «Жизнь нашей партии отражена в делах всех нас»


Доклад Заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета Государственной Думы по ...

Об информационно-пропагандистской работе КПРФ в условиях современной гибридной войны


Доклад Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова на XIII (январском) 2021 года Пленуме ...

Рассвет ТВ. Виктор Гончаров. Поздравление с 8 марта. КПРФ. Ставрополь


С днем 8 марта! Праздничное поздравление от Виктора Ивановича Гончарова, члена ЦК КПРФ, ...

Дмитрий Новиков: «В безопасности интернета нам нужно учиться у Китая»


Либералы готовы оправдать любое насилие, только если оно не направлено против них самих. ...

Архивы публикаций
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Возможные предпосылки к бескризисной экономике

Статья «Возможные предпосылки к бескризисной экономике» затрагивает вопросы существующих дефектов системы разделения труда государства и юридических подлогов в имущественных правах. По мнению автора, именно здесь и нужно искать первоисточники социальных, экономических и политических коллизий современного мира. Материал претендует не на научность, а на привлечение внимания к проблемам в этом аспекте для проведения уже научных, более квалифицированных исследований.

Возможные предпосылки к бескризисной экономике

Этот материал, рассматривает происхождение кризисов с несколько иной точки зрения нежели традиционные. Если при одних и тех же по существу (а не форме и идеологии) имущественных и управленческих средствах можно получить только дефектные результаты с той или иной степенью порочности (условно нормальный или не нормальный капитализм, советский социализм и проч.), то разбираться нужно вовсе не в применении этих средств в русле теорий и идеологий, а в том, что вообще провоцирует образование порочных результатов в любой системе. То есть нужно разобраться в нормальности привычных и давних предпосылок отношений — позволительности или недопустимости тех или иных поступков и событий в обществе.

* * *
Пролог

Вероятно, человечество настолько свыклось с существованием глобальных и локальных кризисов, что воспринимает их как нечто естественное и неизбежное. Хотя если понаблюдать за развитием общества, цивилизации, то мы увидим, что на экономическое состояние сильное влияние оказывает та или иная политическая идеологизация хозяйствования. Ну, а поскольку давность описаний способов ведения хозяйства более или менее совпадает с идеологизацией общества, то люди уже давно убедились, что именно составляющая политической идеологии и действия политиков играют в характере и масштабах кризисов далеко не последнюю роль, что никак нельзя отбрасывать даже в чисто экономических рассуждениях.

Однако наравне с этим очевидным пониманием, вероятно, существует и некоторый дефект понимания неочевидных вещей. Это хорошо просматривается в некоторых неувязках, например, в большей степени в трудовой теории стоимости Адама Смита и в меньшей у Рикардо. Действительно, логика теории не совсем вяжется с наблюдаемыми действительными событиями и поэтому приходится искусственно увязывать, подгонять теории под события. И это не только в экономике. Философская теория свободы Канта в жизни натыкалась на существование королевской власти. Приходилось в теории выговаривать особое место для произвола короля, что противоречило теории свободы.

Дело в том, что логика естественного и нормального развития событий наталкивается на противоестественное производное самих людей, нарушающее естественное течение жизни. Это производное — предвзятость, ангажированность законов. Если ее устранить, то и логика теорий обретет достоверность, а течение жизни естественность. Поэтому то, что изложено ниже вряд ли можно сравнивать с существующими теориями для определения достоверности материала. В основе логик того и другого разная система событий. Не все фундаментальные события учитываются существующими теориями. А часто и не желают учитываться. Особенно когда теория готова, а события противоречат либо ей, либо какой-то идеологии, которую теория поддерживает.

Принудительный характер ведения хозяйства в рамках политических идеологий имеет место всегда, независимо от того дискредитировала себя до частичного или полного распада та или иная политико-экономическая система или еще существует, находится как бы в расцвете и по изыскам пропаганды имеет перспективы развития. Достоверность пропаганды обычно нулевая, но мощь колоссальная. Особенно когда обрушивается на еретиков, осмеливающихся критиковать, препарировать текущую систему хозяйства. Хотя не всегда обрушивается погромом, а нередко просто подавляет созданием завесы молчания.

Вот как раз о том, что именно ведущее к кризисам окружено завесой молчания в любой политико-экономической системе и пойдет далее речь. Да-да именно в любой из существующих и существовавших ранее. А не только, скажем, в социалистической или капиталистической системах, которые привыкли сравнивать и противопоставлять друг другу в настоящее время. Хотя в данном материале есть ссылки также именно на них.

Ослепление традициями

Поскольку происхождение кризисов теряется в веках и тысячелетиях, то совершенно бессмысленно искать их зачатки в локальных условиях и на коротких промежутках времени исчисляемых годами и десятилетиями. Скорее здесь можно предположить какой-то фундаментальный дефект цивилизации, который проявляется в разное время и в самых различных формах. Различие же форм проявления объективно существующего фундаментального дефекта проистекает либо из субъективного пренебрежения им, либо от сокрытия его, либо, вообще, от неосведомленности о его существовании. Не будем углубляться в спорные мотивы субъективизма, а просто допустим, что мы имеем дело просто с неосведомленностью.

Тогда налицо встреча с глубокой общемировой традицией воспринявшей неизбежность кризисов как естественное явление, которому бессмысленно сопротивляться, а можно лишь неуверенно предвидеть и пытаться тем или иным образом скомпенсировать. Ладно, традиция традицией, но как ни крути, а она существует вне зависимости от того, что мы думаем по поводу субъективизма ее происхождения.

Однако если мы допускаем существование какого-то фундаментального, но исправимого дефекта цивилизации, то мы и искать его должны не в отдельных событиях или их группах на временных отрезках, а в принципиальных противоречиях глобальной тысячелетней системы. Слава Богу, что такая система экономических отношений всего одна – система разделения труда (СРТ) и это сильно облегчает поиск. Тем более что мы можем также предполагать здесь наличие довольно выдающегося, но не обязательно явно заметного противоречия (а может быть и не одного), раз последствия его наблюдаются грандиозные, а о существовании как бы неизвестно.

Также несложно догадаться и о том, что искомое противоречие в СРТ может проистекать лишь из какой-то внушительной подсистемы СРТ, оказывающей сильное влияние на течение экономических процессов. Таких подсистем не так уж и много. Например, подсистемы промышленного производства, торговли, административного управления хозяйством, образования, культуры, обороны и т.д.

Но вот теперь от догадок можно переходить к фактам, относительно которых и попытаться определить дефектность пока неизвестного элемента СРТ. Этими фактами являются стандартные, стереотипные признаки и требования принадлежности какой-то общественно-экономической (или государственной) формации к СРТ. И их ведь (признаков) тоже не так уж много.

Признак первый.

Общее положение, что СРТ – это единственная и единая система общественно-полезного труда государства, а раз государство одно, то в нем не может быть множества систем разделения труда. Следовательно, все население без исключения должно входить в одну и ту же СРТ независимо от того, каким видом и формой труда занимаются отдельные лица и группы граждан. Дети и пенсионеры тоже сюда входят. Одни как временные иждивенцы, а другие как зарезервировавшие результат прежнего труда.

Признак второй.

Если лицо или формация оказывают влияние на СРТ, вносят в нее полезный вклад и пользуются ее благами, то они в обязательном порядке являются элементами, членами СРТ. Если лица или формации не являются элементами, членами СРТ – подсистемами общественно-полезного труда, то они не имеют права оказывать влияние на СРТ и пользоваться ее благами.

Признак третий.

СРТ характеризуют две очень важные вещи.

1. Она защищает всех участников от произвола в отношении друг друга.

2. Происходит это потому, что раз это система именно общественно-полезного труда, то оценку полезности труда делает не сам тот, кто его приложил, а тот, для кого этот труд предназначен — потребитель. Если чей-то труд хорош, то потребитель платит за него. Если качество труда скверное, то потребитель просто его не принимает, не платит за него. Если же чья-то ущербная деятельность кому-то навязана принудительно или обманом, то ущерб от этого взыскивается по суду.

Все достаточно просто и понятно. Остается лишь определить, что в СРТ не соответствует перечисленным требованиям, и мы найдем источник перманентной диверсии внутри СРТ. Раз речь о системе труда, то и рассмотрению, сравнению подвергаются условия осуществления и оценки полезности труда.

Оказывается, что почти все более или менее находится в приемлемом, терпимом состоянии, но вот кое-что внушает серьезные сомнения и опасения. Например, в законе “Об основах государственной службы Российской Федерации” прописано, что “Государственным служащим является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном Федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации”. То есть, здесь, в этой кажущейся подсистеме СРТ совсем другой основополагающий принцип оплаты труда, нежели в общей СРТ. Он никак не исходит из условия общественной полезности работы, ибо не предполагает непрерывную и осязаемую оценку труда госаппарата потребителем его услуг — населением. Аппарат власти оплачивается из бюджета, который он сам и распределяет. То есть, платит сам себе независимо от качества своей работы.

Таким образом, нарушено главное требование СРТ — оценка и оплата любой деятельности тем, для удовлетворения потребностей кого эта деятельность предназначена. Следовательно, аппарат власти по этому главному признаку — общественной полезности труда не является участником, элементом СРТ, хотя обязательно должен им быть, раз берется за выполнение функций внутри ее и, тем более, пользуется ее благами. По факту и сути сегодняшний аппарат управления государством — это какая-то совершенно отдельная, самостоятельная корпоративная система. По факту она не является подсистемой СРТ, коей должна быть по функциям и определению. Система формально именуется государственной, а фактически полезных государственных функций (в данном случае — защиты экономики) может и не выполнять, если не захочет.

Понятно, что факт существования аппарата управления государством вне ГОСУДАРСТВЕННОЙ же системы разделения труда переводит представления о государственности власти больше в плоскость мифологии, чем действительности. А раз этот аппарат произвольно и беспрепятственно вмешивается в вопросы экономики и она во многом зависит от этого вмешательства, то кризисные коллизии просто неизбежны.

Ввести же аппарат в лоно системы общественно полезного труда, в принципе, достаточно просто. Отмена оплаты его услуг из бюджета и введение прямой оплаты населением с правом гражданина на временную отмену оплаты по решению суда, до удовлетворения иска о возмещении ущерба, возникшего по вине органов власти. О формах, способах такой оплаты и говорить-то особенно нечего. В СРТ существуют самые разные формы оплаты самого разного труда для самых разных ситуаций и нужно лишь применить наиболее подходящую. Да и прототип, отдаленный аналог такой оплаты уже давно существует. Это привычная всем нам оплата услуг ЖКХ по счетам. Ее только нужно расширить и усовершенствовать. Но это тема отдельного разговора, а в этой статье мы продолжим изыскания принципиальных факторов дестабилизации, влияющих на возникновение экономических кризисов.

Промышленный коллапс

Тут очень интересно одно весьма существенное противоречие во внешне убедительном противопоставлении капиталистического и социалистического (в СССР) хозяйствования. Тезис этого противопоставления в том, что, де, развал промышленных предприятий в СССР происходил из-за отсутствия на них частной собственности. Допустим, но почему тогда в доказательство этого приводятся аргументы совершенно иного свойства? Например, порча работниками как бы ничейного производственного имущества или отсутствие заботы о нем, имевшие место на самом деле, квалифицируются как издержки отсутствия у него хозяина. При этом констатировалось, что вместо взыскания работнику вручались новые инструменты. Т.е. проявлялась бесхозяйственность.

Довольно сомнительное толкование событий послуживших для идеологической подготовки почвы к введению капиталистических отношений в производстве. Порча работником имущества по небрежности, халатности и получение нового взамен без возмещения потерь из заработка виновного – это независимость дохода работника от сохранности имущества, инструментов. Причем тут права частной собственности на предприятия? Сделай доход работника зависимым от сохранности имущества и халатность, злоупотребления испарятся как дым. А это вовсе не говорит о неизбежности и необходимости частной собственности на предприятие. Тем более, что по России мы видим, что переход предприятий в частную собственность чаще всего приводит к их деградации, а не развитию.

И уж совсем странное противоречие в том, что частное предприятие общественного назначения, являющееся элементом СРТ и существующее за счет общественных ресурсов (трудовых, сырьевых и проч.) может быть в одночасье ликвидировано по прихоти одного человека. Даже если оно вполне работоспособно и может прокормить весь персонал.

Тут на ум сразу приходит известный логический принцип: «Одновременно не означает вследствие». То есть одновременное существование предприятия и права частной собственности на него вовсе не означает, что предприятие работоспособно вследствие юридического наличия конкретного хозяина. Есть и другие экономические источники влияния на дееспособность предприятия. Например, труд наемного персонала. Такими прорехами пестрит вся экономическая идеология капитализма. Наверное, этих прорех даже больше, чем в экономической идеологии пресловутого советского социализма. Эти идеологии стоят друг друга.

Однако попробуем разобраться все-таки с кризисами. Поскольку обе идеологии дырявые, а науки, построенные на них нельзя употреблять без характеристики «псевдо» в той или иной степени, то обстоятельство, которое необходимо в первую очередь рассмотреть – это сходство идеологически разных систем в одинаковой подверженности экономическим кризисам. Формы, продолжительность и масштабы кризисов могут быть разные, но их неизбежное наличие говорит о каком-то фундаментальном экономическом сходстве идеологически разных систем. Причем раз экономика наука о создании благ, богатств – имущества, то и искомое сходство будет, конечно же, имущественного свойства. Тем более что и кризисы – это процесс утраты, перераспределения того или иного имущества.

В чем же может состоять это сходство? Если мы начнем искать сходство в том, что существует в обеих системах, то вряд ли обнаружим что-то обнадеживающее для нового понимания проблемы. Здесь уже все раскопано и противопоставлено. А если попытаться пойти от обратного и посмотреть, чего нет в обеих системах экономически значимого, но по здравому разумению непременно должно быть? Хорошо, сравним имущественное законодательство СССР и современной России. Ведь каковы именно законы, таково и состояние экономики.

СССР:

ГК РСФСР: “Государственные организации распоряжаются сырьем, топливом, материалами, полуфабрикатами, денежными и иными оборотными средствами, а также готовой продукцией в соответствии с целевым назначением этих средств и согласно утвержденным планам”.

Россия:

статьи 218 и 136 ГК РФ: “Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением законодательства, приобретается этим лицом”.
“Поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества”.

В СССР без всяких оговорок устанавливалось то, что все в общественном производстве принадлежит государству, а в России, что там же ничего не может принадлежать носителю труда с оговоркой о той причине, что он делает вещи не для себя. Формулировки разные, а суть одна – отсутствие прав труда на его результаты, что в социализме, что в капитализме. Причем это лишение естественных прав носит исключительно характер юридической казуистики, ибо в любом нормальном учебнике экономики мы прочтем: “Возникновение благ — это результат деятельности человека. Только живой труд способен создавать инструменты, машины, строения, а с их помощью потребительские блага и иные ценности. Труд и средства производства (инструменты, машины, строения) являются неотъемлемыми друг от друга факторами производства. Отсутствие средств производства делает возникновение благ затруднительным, а отсутствие труда вообще невозможным”.

В соответствии с этим формула имущественных прав на новые вещи в нормальном и естественном виде должна бы выглядеть так: “Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную с соблюдением законодательства, приобретается каждым лицом, участвовавшим трудом или имуществом в создании этой вещи и право это пропорционально ценности, масштабу приложенного участия”. То есть в этом случае спекуляции на имуществе для общественного производства обессмысливаются, а извлечение доходов сильно смещается в область применения способности к общественно-полезному труду, общественно-полезных талантов и квалификации.

Иными словами, юридические подлоги в имущественных правах как раз и вызывают неестественное перераспределение имущества и, соответственно, неестественное влияние на экономику. Неестественность распределения как раз и вызывает кризисы. Иного и быть не может, если, например, закон настолько противоречив, казуистичен, что основанием возникновения права на новые вещи установлена непричастность к их созданию, а право собственности на что-то старое.

Однако, конечно, правомерен вопрос о том, настолько ли велик дисбаланс перераспределенных неестественно средств, чтобы вызывать серьезные неприятности в экономике? Полагаю, что раз вопросом естественности распределения вряд ли кто занимался досконально, то достоверных сведений тут найти не удастся. Тем не менее, косвенные источники могут тут кое-что сказать о порядке естественности, неестественности каких-то факторов и степени их смещения, преимущества друг перед другом. Может быть, и не очень корректно с научной, профессиональной точки зрения, но это все же лучше, чем ничего.

Интересные факты на этот счет можно найти даже у такого апологета западной экономики, как Пол Самуэльсон. В его эпохальном для капитализма труде “Экономика” (изд. 1960 г.) проскальзывает такое понятие как “Агрегатная функция производства”. Формулировка этой функции следующая: “Самым важным фактором в производстве является труд. 1% увеличения затрат труда расширяет выпуск продукции в 3 раза больше, чем 1% прироста капитала”. А ведь средства производства и есть капитал.

Но вот что еще интереснее, так это то, что когда я взял в руки дополненное и переработанное издание этой книги последних лет, то никакого упоминания об Агрегатной функции производства я уже не нашел. Что это? Цензура в Америке или уже у нас при переводе? Понятно, что эта “агрегатная” штука сильно подмывает идеологию капитализма. Однако из другого американского источника недавних исследований можно косвенным путем выудить сведения о том, что отношение между эффективностями труда и капитала в производстве уже не 3:1 как в 30-50-х годах, а 4:1 в 90-х.

Из факта, что как ранее, так и сейчас влияние на управление экономикой со стороны капитала является преимущественным, а влияние со стороны труда нулевым, а это неестественно, можно допустить вывод, что степень прекоса можно выразить как раз соотношением эффективности вложений в экономику от труда и капитала не вылившихся в такое же соотношение степени влияния на управление экономикой. Вероятно еще и с эффектом мультипликации. Все-таки вложения в экономику и степень директивного влияния на управление экономикой – разные вещи. А директива здесь те свободные средства, которыми можно вольно манипулировать в экономике. Сейчас наиболее значимая сторона в экономике – труд не имеет возможности к манипуляциям с деньгами в промышленности в свою пользу. Откладывание в банк на черный день совсем не то, что внесение денег на развитие предприятия, в котором работаешь и долю дохода, в котором имеешь вместо произвольно назначенного жалования.

Кроме всего изложенного вскрывается еще один удар по и так многострадальной СРТ. Дело в том, что раз перераспределенные средства получены в результате юридического подлога, мошенничества, хотя бы и узаконенного, то за ними попросту нет вложенного полезного труда. Сформированы же эти средства в виде прибыли — результате предпринимательской деятельности. Отсюда вытекает, что раз за полученными средствами нет полезного труда, то и предпринимательская деятельность в части извлечения прибыли является не элементом, членом СРТ, а ее обременением наравне с государственной машиной управления. При обременениях такого характера и масштаба как не быть кризисам.

Еще немного почти о том же

Конечно же и торговля тоже причастна к возникновению кризисов. Там тоже идет неестественное перераспределение средств, начавшееся с появлением в товарообмене денег. Как в древности, так и в современности никто из причастных к производству товаров не задается вопросом: “Если излишне включенные в цену деньги в торговле (превышающие все издержки) в любом случае заплачены покупателем именно и только за суммарные потребительские свойства товара, созданного трудом множества людей, то с какой стати торговец изымает их как оплату исключительно только его личного труда?”

В любом случае, какова бы ни была степень “оборотистости” торговца в накрутке цен, сделав произвольную наценку, перекрывающую все затраты, добавку в доходе он получает за свойства товара, а не свои таланты и поэтому она должна распределяться среди всех причастных к появлению и распространению товара, включая и самого торговца, а не исключая всех, кроме него самого.

Да, действительно, рынок держится на том, что платит тот, кто взамен получает что-то ему полезное. А кому приносит пользу «оборотистость» продавца? Ему самому. Тогда почему платит за нее покупатель? Из этого противоречия вытекает, что «оборотистость» торговца обременение для рынка (разумеется, только в части накрутки цен), а вовсе не благо, как утверждает пропаганда. Отсюда в свою очередь (с учетом еще чуть выше указанной обременительности прибыли и в промышленности) вытекает, что для существования рынка наличие капитализма совсем не обязательное условие.

Эпилог

Таким образом, картина истоков кризисов, хотя довольно и многообразна и присуща любой стране, а не только России, но вовсе не так уж безысходна во времени. Может быть и очень отдаленном. В принципе для нормализации социально-экономических отношений нужно как бы не так уж много. Привести в норму систему разделения труда в описанных элементах и откорректировать имущественные законы по части возникновения прав на новые вещи в приведенную формулу. Совсем не то, что предлагают и пропагандируют сейчас. Просто в принципе, но тяжело осуществимо в натуре. Это так. Но уж во всяком случае, допустимо говорить лишь о препятствиях на пути, а не о невозможности вообще. Цель и средства, во всяком случае, проясняются. А что за система должна возникнуть в результате? А не все ли равно. Важно, что избавление от дефектов может только улучшать, а никак не ухудшать положение. Возникает стабильность и предсказуемость событий в теориях и натуре. То, чего нет и не может быть сейчас по причине узаконенного системного произвола в экономике.

Хотим мы этого или нет, но существование описанных противоречий торпедирует любые благие намерения в экономике, что мы собственно и наблюдаем как непосредственно сами, так и через историю. И причем эти противоречия не перестанут существовать и действовать лишь потому, что экономическая наука замалчивает их существование и не учитывает в теории и практике. Никакая наука не может быть достоверной, точной, прогнозируемой, если из нее выбрасывать основополагающие факты и факторы.

Андрей БАСОВ
Источник: «Новый социализм»
теория, экономика, капитализм

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########