Новости KPRF.RU
Программа «Темы дня» (27.05.2024) на телеканале «Красная Линия»


В ВЫПУСКЕ: Истоки фашизма и пути борьбы с ультраправыми движениями: На пленуме ЦК КПРФ ...

Ивановская область. Коммунисты и сторонники КПРФ отметили 119-летие создания Первого в России Совета рабочих депутатов


25 мая исполнилось 119 лет со дня начала знаменитой летней стачки ткачей, в ходе которой ...

Н.А. Останина об итогах прошлой недели в рубрике «Женский взгляд» (20-26 мая 2024 года)


Лидер ВЖС «Надежда России», член ЦК КПРФ, депутат Госдумы Н.А. Останина ...

Рассвет ТВ. Георгий Камнев. Мы за новый Трудовой кодекс!


Коммунисты, обстоятельно изучив и проанализировав действующий в России трудовой кодекс, ...

Информационное сообщение о работе IX (майского) совместного Пленума ЦК и ЦКРК КПРФ


25 мая 2024 г. в Подмосковье состоялся IX совместный Пленум Центрального Комитета и ...

Архивы публикаций
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Сергей Левченко: «Леса России по-прежнему истребляются и выгорают»

На календаре февраль. Зима ещё в разгаре, а синоптики уже прогнозируют приближение весны. В этом году она может наступить раньше обычного и будет тёплой. Доброе обещание. Весна всегда в радость, это солнечные дни, оживание природы, предчувствие лета.

Сергей Левченко: «Леса России по-прежнему истребляются и выгорают»


Но, у защитников лесов другие настроения. Они опасаются повторения прошлогодних, 2022-го, весенних пожаров, которые в сибирской тайге начались с конца марта. Жары ещё не было. Едва только установилась солнечная погода, а очаги огня уже поползли по сухой хвое, траве, валежнику. К 17 апреля пресс-служба Авиалесоохраны сообщила, что сотни лесных гектаров в огне. В Иркутской области горит 561 гектар, в Хакасии - 437, в Красноярском крае — 343, в Омской области – 157, в Алтайском крае – 96. Чем теплее становилось, тем сильнее разгорался огонь. Гарью заволокло Новосибирск, Омск, Тюмень, Красноярск. В селах выгорали целые улицы.

Пожары тушили. Но, огненная стихия оставалась не подвластной МЧС. Пожары продолжались до осени, пока не пошли «бесконечные злые дожди». По данным российского отделения «Гринпис», если в 2021 году к осени огонь прошел по 915, 6 тысячи гектаров Русской Тайги, то в 2022-ом от пожара пострадали 2,2 миллиона гектаров.

О причинах масштабной гибели лесов – о болезненном облысении тайги – с тревогой и надеждой быть услышанным говорит в своём интервью «Советской России» депутат Госдумы фракции КПРФ, экс-губернатор Иркутской области Сергей Георгиевич Левченко:

- Ситуация с лесами по всей территории России критическая. Они не только выгорают, но и хищнически истребляются, причём там, где их легко добыть. Та часть лесов, которая находится далеко от дорог, от цивилизации, где их добыча осложнена, так как требует больших затрат, - она брошена. И это тоже плохо. Есть такая категория – спелые или перестойные леса, такими они становятся после того, как перестают расти, деревья начинают падать, ломаться, возникают болезни.

Леса требуют рачительного отношения. Но, в последние десятилетия к нашему зелёному богатству относятся совершенно потребительски, как к средству быстрого обогащения. Нарубить, хапнуть барыш, - и никакой заботы, что оставил после себя.

А лес - это серьёзный природный ресурс, за которым надо ухаживать, его нужно лечить, прореживать, проводить санитарные рубки. В постсоветское время об этом совершенно забыли.

- Специалисты утверждают, что в неухоженном лесу часто возникают пожары, в жаркую погоду загорается толстый слой хвои, скопившейся на земле за многие годы.

- Да, ухаживать за лесом перестали. В советские годы создавались организации по сбережению лесов. Но, рыночникам они стали не нужны, и теперь всё пущено на самотёк. Кто сегодня будет платить специалистам, которые бы лечили лес, восстанавливали его? Коммерсанты на такие расходы никогда не пойдут.

- Им главное нажива...

- Потому ситуация в лесном хозяйстве разложилась основательно. Какие-то попытки предпринимаются, чтобы исправить положение, но они, по-моему, пошли не в том направлении.

- И что пошло не так?


- Возьмём хотя бы нашу расчётную лесосеку. Мы на ней можем добывать древесины гораздо больше, чем сегодня. Но, для этого надо углубляться в лес. В близлежащей сфере, где лесосводка, т.е., вырубка товарных лесонасаждений, полностью осуществлена, добывать там лес нельзя. А далеко ехать никто не хочет, это затратно, невыгодно. Получается тупик. Остаётся только одно: запретить вывоз кругляка за рубеж. Введём запрет, и бесшабашные рубки прекратятся.

В апреле 2019 года, будучи губернатором, я написал письмо президенту, что спасти леса сегодня можно только вот таким радикальным способом. Существующие органы не смогут всё проконтролировать, они пронизаны коррупцией, начиная с тех, кто лес рубит, кончая чиновниками, железной дорогой, таможенниками и так далее… Потому и идёт за рубеж эшелонами без переработки кругляк. Это колоссальный убыток для государства и бедствие для лесов.

Через месяц получаю письмо из Министерства промышленности и торговли, где, как оказалось, и лесом занимаются. Немыслимо, что у такой огромной лесной страны, как Россия, нет министерства лесной промышленности! В советское время было. А сейчас к лесам относятся, всего лишь как к одному из направлений Минпромторга. Да, и зачем отдельное по лесу министерство, если, по большому счёту, речь идёт только о рубке леса и вывозе его в не переработанном виде? На государственном уровне сложилось чисто потребительское отношение к нашему бесценному природному богатству.

- Минприроды тоже дистанцируется от лесов?


- Оно больше занимается экологией.

- И что же вам ответили из Минпромторга?


- Что нецелесообразно запрещать вывоз кругляка…

- Для кого нецелесообразно?

- Для страны, для народа – конечно же, целесообразно. А для тех, кто рубит и гонит за рубеж не переработанный кругляк, запрет на вывоз, разумеется, нецелесообразно.

Ответ подтверждал то, о чём я и говорил.

Но, через год с небольшим вдруг появляется документ правительства РФ, который тут же раскрутили в СМИ, как запрет на вывоз круглого леса. Меня это удивило. Год назад сказали, что это нецелесообразно, а теперь изменили позицию? Но, когда прочитал документ, понял, что нет там никакого запрета. Как всегда, накрутили, наврали с три короба… Просто, признали, что запрет назрел, а в прессу запустили, тезис, что власть как бы готова запретить. И всё.

А в лесах варварские вырубки продолжаются по накатанной дорожке.

- Однако, возник спор, кому руководить лесами?

- Да, в него вовлечены даже некоторые депутаты Госдумы. Дело в том, что на верху вдруг рассмотрели, что причина бесхозяйственного отношения к лесу заключается в том, что разрешениями на рубки ведают регионы, следовательно, процедуру надо поднять на федеральный уровень.

- А вы как считаете?


- Я с этим категорически не согласен по двум причинам. Прежде всего, потому, что вертикаль власти вся прогнила. Лесам лучше не станет, если выдача разрешений на рубку перейдёт на федеральный уровень. В нашей коррумпированной системе, чем выше орган власти, тем больше коррупции.

- И тем больше аппетиты?

- Совершенно верно. И вообще перетаскиванием туда-сюда полномочий, ничего не решить. Мы же видим, чем выше власть, тем больше воруют. Это одна причина.

Вторая - раздробленность управления и владения лесами. Есть городские леса, муниципальные, региональные, федеральные в виде различных особых экономических зон, леса заповедников, ведомственные, например, министерства обороны и других организаций. Если посмотреть на карту любого лесного региона, то видно, как лес поделён на заплатки. Только пожары не разбирают, чьим лесам гореть.

Сегодняшняя система власти на редкость абсурдна. Вот ситуация. Регион получает сообщение, скажем, из какого-то заказника о возникновении пожара, который распространяется уже на федеральные и другие леса. Регион принимает единственно верное решение - срочно гасить. А как иначе? Не обвинять же заказники? У них совсем ничего нет для тушения огня. Они всего лишь смотрят за флорой, фауной, а пожарных систем у них нет. Но, в современной системе решимость региона может быть наказуема. Если зародившийся пожар пришёл в региональный лес, а потом перекинулся на федеральную часть или того же минобороны, и ты, осознавая свою ответственность, начал его тушить, то тут же приходит прокурор и заявляет: не имеешь права тушить пожар не на своей территории, не имеешь права тратить деньги региональные на другие территории. А что делает пожар, пока идут подобные разбирательства? Он разгорается и охватывает всё больше леса, не разбираясь, где чья территория. Понимаете, на сколько запутана система управления?

- До анекдота…

- Абсолютно неработоспособная система. Потому и горим ежегодно. Я столкнулся с этой реалией, став губернатором. У нас в Иркутской области самая большая в РФ расчётная лесосека, естественно, всех очень беспокоит состояние лесов. Чтобы работу вести планомерно, я сформировал областное министерство лесного комплекса. Стали мы вникать в глубь проблем. Выяснили, что в области около 300 организаций, которые получили нашу лесосеку в пользование, т.е., в рубку, назвав это почему-то арендой. Среди «арендаторов», жаждущих поживиться на нашей тайге, были и иностранцы. Да кого только не было! Поражало то, что большинство «арендаторов» не были зарегистрированы там, где получили лесосеку. Они значились где угодно, - в офшорах, на каких-то предприятиях, - только не в Иркутской области, где рубили лес и наживались.

- Как такое возможно?

- Возможно! У нас же свобода, где хочешь, - там и регистрируйся. Мы полгода потратили на то, чтобы разыскать юридических лиц, которым переданы леса в рубку. Занялись инвентаризацией, хотя «арендаторы» были заинтересованы в сохранении хаоса. И всё же инвентаризацию провели, обнаружили, как я сказал, 300 организаций, многие из которых, получив несколько лет назад наши леса в рубку, никогда не были не только в Иркутской области, но даже в Россию не заезжали. Они находились где-то на Багамах, на Канарах, там регистрировались, а доход получали от вырубки иркутских лесов.

- Выявленные юрлица были гражданами России?

- Они прикрывались нашим гражданством, но были иностранцами.

- Как же им удалось обзавестись российским гражданством?

- Да, им и не нужно было наше гражданство. Они создали предприятие, учредили его и отдали право управлять им в «надёжные» руки. И всё.

- А это по закону?

- Наше законодательство написано так, чтобы можно было жульничать, чем, естественно, и пользовались эти юрлица. Но, почувствовав, что мы начали до них докапываться, эти «инкогнито» поняли, их лафе пришёл конец. Им наше министерство лесного комплекса так сказало по моей просьбе: если вы в течение полугода не зарегистрируетесь в Иркутской области, непосредственно в том районе, где вам дали лесосеку, если не поставите на налоговый учёт ваш бизнес и не начнёте платить среднюю долю с кубометра добываемого леса, как полагается платить в среднем по стране, то, мы к вам придём…

- С наручниками?

- Почти… Тогда за полгода и вырос в два раза наш лесной налог, а потом – в три. Стоило навести порядок с «арендаторами», поставить всех на учёт, как сразу три с половиной миллиарда рублей в год начали поступать в бюджет области с лесного комплекса. А через три года сумма выросла до 9 миллиардов рублей, т.е., доход утроился.

- Бюджет увеличили, а как с пожарами?


- Управление лесным комплексом в борьбе с пожарами тоже оказалось запутанным, из-за чего невозможно было эффективнее организовать работу таких служб, как Авиалесоохрана, десантники, МЧС.

Начало моей работы в должности губернатора пришлось на лето 2015-го. Очень жаркий был год, в Иркутской области полыхало множество пожаров. Загорелись даже торфяники, а они дают высокое задымление. Тушили огонь всеми имеющимися у нас средствами и силами. Но, наступил ноябрь, снег выпал, а торфяники продолжали тлеть, дым из-под снега поднимался вверх. Как их унять?

Решил провести совещание с должностными лицами прямо на месте события, чтобы разобраться с неуёмными торфяниками. Попросили наше МЧС установить военную палатку. В неё созвали представителей предприятия-арендатора, муниципалитета, района, местного отделения МЧС, федеральных структур… Полная палатка набилась. И этот народ начал при мне знакомиться друг с другом. Меня это крайне удивило. «Как же вы взаимодействуете, если даже не знаете друг друга? - спрашиваю. – Как тушите пожары, не видя друг друга? Дым из-под снега валит, торфяники горят, их надо гасить, а вы друг друга не знаете?».

Все стали отнекиваться, каждый доказывал, что это дело не его. Получалось, торфяники – ничьи, гасить их некому. Спорили. В итоге, мы справились, до нового года все очаги дымящихся торфяников были погашены. С тех пор они у нас больше не горели.

- Как вам удалось народ убедить, что ничейных торфяников не бывает?

- После того совещания представители многочисленных ведомств почувствовали, что никому не удастся уйти от ответственности, если на их подведомственной территории будут происходить такие безобразия. А мой губернаторский аппарат понял, что даже при этой системе можно добиваться положительного результата, конечно, путём невероятных усилий и потерь, почти детективных поисков ответственных лиц и принуждения их к выполнению обязанностей.

- Хотя всё должно работать чётко и слаженно. Приняты тысячи законов для правового регулирования…

- К сожалению, нынешняя система управления на любом уровне, устроенная с помощью вот этих же законов, действует вразнобой.

- А жулики этим пользуются и ловят рыбку в мутной воде?

- Конечно. Для чего ещё пригодна такая система управления? Она ж непонятна не только в лесном хозяйстве, а везде. Мы не зря писали, что иностранные организации, а их за рыночное время в России стаи развелись, ещё до всех спецопераций увидели и объективно оценили, что в РФ нет управления, одно подобие управления. Ситуация с лесом, торфяниками – наглядный пример.

- Качество законов – особая тема. Коммунисты в Госдуме часто критикуют принимаемые думским большинством законы, указывают на их изъяны, негативные последствия, отказываются поддерживать. Но, «Единая Россия» ничего не слышит, 320 человек голосуют «за».

- Да. А потом вскрываются недостатки, их как бы пытаются исправить, но система запущена, изменить её почти невозможно.

Но, я бы вернулся к лесным пожарам. Они были и в советское время, конечно, не в таких масштабах, как сейчас. И преодолевали тогда эту стихию намного эффективнее. Была профилактика лесов, их очищали, контролировали состояние. Этим занимались лесхозы, специалисты по лесам. Колхозы оберегали от пожаров сёла и людей, в хозяйствах была для этого техника. Произвольный пал сушняка был запрещён. На региональном уровне работала авиация. Всё было для оперативного устранения пожаров.

Так было до 2006 года, до принятия капиталистического Лесного кодекса, который урезал расходы на гашение лесных пожаров. Не стало лесхозов в том виде, в каком они были в Советском Союзе, некому стало следить за лесами… Вот и горят они теперь с самой весны до поздней осени.

- А куда уходят средства, необходимые для погашения пожаров?

- В карманы известного круга лиц. Считается, что много тратить на лесное хозяйство экономически нецелесообразно, что лес сам себя вылечит, обновит и спасёт. На фоне этих заблуждений устроена сумбурная система управления.

- Считаете, надо срочно менять Лесной кодекс?

- И не только его. Надо менять государственную систему управления. То, что сегодня мы видим, - нежизнеспособно для страны, губительно. И с лесными пожарами ей не справиться.

КПРФ выступает за смену социально-экономического курса, предлагает программу восстановления промышленности, науки, спасения народа от нищеты. Россия должна быть самодостаточной страной, уметь эффективно справляться не только с пожарами, но, в любой отрасли быть лидером. У нас для всё для этого есть.

- Спасибо, Сергей Георгиевич.

Беседовала Галина ПЛАТОВА

Источник: KPRF.ru
Левченко, лес

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
САЙТЫ
Личный кабинет
#########